• Гитара музыкальная 6. Антонио Вивальди

     

    Гитара в музыке барокко.

    28.

    Алессандро Скарлатти (итал. Pietro Alessandro Gaspare Scarlatti, 1660-1725) – итальянский композитор.

    Музыка Алессандро Скарлатти – это не что иное, как «царство вечных снов» по выражению поэта Альфонсо Рейеса (1889–1959). Как же войти в тончайшие сферы? И тем более воссоздать их?

    Это сделал магическим движением рук Мануэль Понсе, переложив для гитары Сюиту D-dur итальянского маэстро.

    Преамбула передает самые разные состояния души, от созерцательной лирики до торжественного гимна.

    Куранта – веселая игра нот и звуков.

    Сарабанда – скорбные, жалостливые, трогательные и очень искренние интонации.

    Гавот – размеренный, важный шаг.

    Жига – неподдельная радость.

    29.

    Куперен Франсуа (фр. Fran;ois Couperin, 1668-1733) – французский клавесинист, органист и композитор.

    Музыка Франсуа Куперена звучит на гитаре так же прелестно, как и на клавесине. Гавот «La Bourbonnoise» прост и естественен, «Карнавал» – милая, симпатичная пьеса, «Les Barricades mysterieues» – музыкальная шутка, говорящая нам о капризном женском нраве, постичь который – нелегкая задача! «Le petit rien» для двух гитар – это полифоническое двухголосие, диалог между героями пьесы.

    Слушая музыку Куперена, сама собой напрашивается мысль: сделать переложения пьес французских клавесинистов для одной, двух, трех, четырех гитар. А как роскошно звучал бы гитарный оркестр!

    30.

    Альбинони Томазо (итал. Tomaso Giovanni Albinoni, 1671–1750) – итальянский композитор, скрипач, автор свыше пятидесяти опер.

    В мире музыки есть творцы, которым выпадало счастье создавать мелодии непреходящей красоты. Одна из них принадлежит перу Томазо Альбинони. Она звучит в Адажио для гитары и органа. В ней одновременно сосуществуют религиозное отрешение от мира и безграничная любовь человека к Отцу Небесному или к Деве Марии (и это не смотря на то, что, авторство несравненного Адажио приписывается современному композитору Ремо Джадзотто. Ведь он сам говорит, что реконструировал его на основе крохотного фрагмента музыки Альбинони, найденного им в 1945 г.)

    Соната a-moll для флейты и гитары обладает более светскими чертами: спокойное, надмирное состояние души («Grave») уступает место жизнерадостному Аллегро, которое в какой-то мере предвосхищает виртуозный блеск Паганини. Третья часть Сонаты – это Анданте, где рождаются мысли о величии бытия, чтобы смениться оптимизмом заключительной части, Аллегро.

    Оба произведения Альбинони отличаются удивительной гармонией между органом и гитарой, флейтой и гитарой. Это на редкость благозвучная ансамблевая музыка.

    31.

    Мурсия Сантьяго де (исп. Santiago de Murcia, 1673-1739) – испанский гитарист и композитор, жил в Мексике.

    Рискованно сопоставлять гитарную музыку де Мурсии с поэзией Хуаны Инее де ла Крус (1651–1695), хотя в этом есть некоторый резон.

    Де Мурсия – испанец, который перебрался жить за океан. Хуана прожила всю жизнь в вице-королевстве Новая Испания, в состав которого входила Мексика. Их творчество имеет некоторые общие черты.

    Музыка де Мурсии ясная и четкая по форме, ей свойственна естественность в выражении чувств, она на редкость мелодична, и главное ее свойство – лиризм, присутствующий постоянно и везде. Некоторые пьесы Мурсии вдохновенны и могли бы украсить репертуар гитариста.

    Хуана Инее де ла Крус, которую за выдающийся талант современники называли десятой музой, в изысканных и лаконичных стихах передает богатство человеческой души, особенно в любовной лирике, где мы найдем возвышенные эмоции, интеллект, эрудицию, афористичность. Есть еще одно качество, объединяющее музыканта и поэтессу: это духовность их произведений, придающая им созерцательно-возвышенный характер.

    Скорбный и вместе с тем ласковый взор, обращенный к Творцу, ощущается в двух Аллегро де Мурсии. Рядом с ними стоит «Passecaille in re» с элементами постижения Божьего замысла. К ним примыкают и две части Сюиты C-dur: скорбно-созерцательные Аллеманда и Сарабанда. В этих пьесах поднимается вопрос об основах бытия и смысле жизни.

    Мир простой и конкретной музыки представляет «Baylad Caracoles» для флейты и гитары, в которой мелодия взволнованно-эмоциональна («Любовь приходит, унося покой, – / с бессонницей, горячкой и томленьем. »).

    Напротив, мелодия «Cancion О Tocata» сдержанно-эмоциональна («Его люблю я, но не любит он, / Безмерна скорбь моя, мне жизнь постыла. »).

    К танцевальным пьесам относятся «Paspied Nuovo» и части вышеупомянутой Сюиты C-dur: энергичная Куранта, торжественное Рондо, ритмически четкий Гавот, величавый Ригодон, радостная и увлекающая в круг танца Жига, манерный Менуэт и еще одна Жига, полная звонкого веселья. Чтобы представить, какие образы могут скрываться под танцами с умеренным или быстрым темпами, есть смысл привести хотя бы фрагменты полушутливого (во всяком случае на взгляд современного читателя) стихотворения Хуаны Инее де ла Крус, озаглавленного ею «Десимы, в которых благородные усилия разума противоборствуют тираническому игу страсти».

    Итак.

    «Скажи, Амур, мальчишка злой, / моим упорством побежденный, / зачем, гордыней упоенный, / ты возмущаешь мой покой?»

    «. Моя душа разделена / на две враждующие части: / одна, увы, рабыня страсти, / другая – разуму верна».

    «. С любовью шутим мы, доколе / мы близко не знакомы с ней. / Но коль она в душе моей, / то с нею справиться легко ли?»

    «. Войска, овеянные славой, / мой разум кликнет, и с тобой / на бранном поле сердца – в бой / он вступит, долгий и кровавый».

    Да, нешуточное дело – плоть, которой овладела любовь! Сурова решимость юной послушницы (поэтесса в 16 лет ушла в кармелитский монастырь) одолеть страсть.

    У композитора встречается и несколько иная по характеру музыка: мелодичная и красивая, полная чувства и неги, так что автору следовало бы писать оперные арии, если, например, вслушаться в Арию из Сюиты. Впрочем, открывает Сюиту спокойно-гимническая, величественная Прелюдия. В ней нет места для «стрел Амура». Что ж, кроме простых по форме танцев Мурсия владеет сложной полифонической фактурой, как то подобает серьезному композитору. В нем есть мужество смотреть на мир духовными глазами!

    32.

    Вивальди Антонио (итал. Antonio Lucio Vivaldi, 1678-1741) – итальянский композитор, скрипач-виртуоз. Создатель жанра сольного инструментального концерта и наряду с А. Корелли — кончерто гроссо. Его цикл «Времена года» (1725) – один из ранних образцов программности в музыке. Свыше сорока опер, оратории, кантаты; инструментальные концерты различных составов (465) и др.

    Каждый по-своему воспринимает Концерт RV532 Антонио Вивальди. Не исключено, что для кого-то его первая часть (Аллегро) покажется бегом наперегонки с жизнью, бьющей через край, вторая часть (Анданте) – исповедью души, тогда как в третьей (Аллегро), более быстрой и напористой, его всецело захватит бурный поток радости и счастья. Там, где клокочет энергия жизни, гитара особенно выразительна.

    Концерт D-dur (RV93) Антонио Вивальди приобрел известность в транскрипции для гитары, двух скрипок и виолончели. Его форма традиционна: Аллегро, Ларго, Аллегро. В эмоциональном отношении это безоблачная радость, величавая торжественность, беспечное веселье. Нельзя не заметить внутренний, духовный подтекст музыки Концерта. Ее красота неземная, а если земная – то рафаэлевская, ибо принадлежала кисти того, кто «. Навсегда пребудет знаменитым, / Дерзнув на землю рай перенести» (стихотворные строки Д. Мариино, 1569–1625).

    Радость Вивальди светозарная, переливающаяся на солнце и одновременно воздушная, легкая и почти невесомая, будто ангелы поют и веселятся в небе. Это придает ей религиозно-экзальтированный оттенок. В Ларго есть пасхальное настроение, доносится радостный звон колоколов, душа обращена к сияющим высотам, чтобы ощутить Божью благодать. Скажете, будто все это фантазия, безосновательные домыслы? Возможно. Однако что делать, если у человека красота вивальдиевской музыки ассоциируется со стихами Марино и картинами Рафаэля? Кто вправе наложить вето на эти аллюзии?

    Тихим, скорбным настроением проникнуто Ларго Концерта G-dur Антонио Вивальди. Подобное чувство возникает у нас, когда смотрим на образ Христа. Оно менее всего драматично или тревожно, скорее здесь светлые, умиленные эмоции, связанные с сочувствием к страдающему Спасителю.

    «Слава Господу» композитора Вивальди – это пасхальный праздник, утренние колокола, радостная «Аллилуйя», время, когда с Неба нисходит животворная благодать.

    Если учесть, что Вивальди создавал концерты для разных составов и обладал острым чувством звукового колорита, то вполне уместно делать переложения его музыки для гитары. Замечательно звучит Ларго из его знаменитого цикла «Времена года», в котором гимн радости славит земную и Божественную красоту мира.

    Антонио Вивальди отличался пылким, несдержанным темпераментом. Современники называли его «рыжим аббатом». Он был необыкновенно плодовитым композитором, чье искусство щедро дарило людям радость и счастье. Его музыка брызжет золотыми лучами и питается жизненными соками. Поэтому не будет преувеличением такая метафора: Вивальди – это музыкальное солнце Венеции!

    Верность сказанного подтверждает характер Концерта G-dur для двух мандолин и струнных. Разумеется, в переложении для двух гитар он имеет несколько иной оттенок.

    Первое Аллегро Концерта захватывает дух очень быстрым темпом и виртуозностью. Перед глазами предстает сельский танец, когда девушки пускаются в пляс. Легкие и проворные движения обворожительны.

    В Анданте лирическое чувство преломлено через различные настроения: где-то оно сентиментальное, потом делается взволнованным, наконец – распевно-гимническим. Сладкие слезы перерастают в горячую любовь.

    В Аллегро темп ускоряется по сравнению с первой частью Концерта. Деревенская пляска перерастает в головокружительный танец жизни. Радость сверкает, как сказал бы поэт Д. Л. Семпонио (1603–1646), «россыпью жемчужной», переливаясь розовым перламутром в солнечных лучах.

    Помимо 465 концертов Вивальди написал 73 сонаты.

    Гитаристы сделали переложение для своего инструмента Сонаты а-moll, предназначавшейся автором для виолончели и контрабаса.

    Поток жанровой лирики Аллегро, подобно теплому весеннему ветру, устремлен в долину жизни. На душе легко, радостно, хочется обнять весь мир.

    Легка, светла, одухотворенна Соната RV52 Антонио Вивальди. Все в ней – и плавная Сицилиана, и взволнованная Аллеманда, и радостно-счастливое Аллегро – возносит хвалу Всевышнему, создавшему удивительно прекрасный мир. Жизнь замечательна, полна увлечений, забав, приятных сюрпризов. Разве можно не любить ее, не восхищаться ею?

    В концертах Антонио Вивальди лютня – послушная горничная, она идет вслед господину-оркестру, склонив голову. Порой ее пропускают вперед, иногда заигрывают с нею, и тогда она хоть на мгновение становится счастливой.

    Концерт для лютни с оркестром D-dur Антонио Вивальди, который нередко исполняют современные гитаристы, дает нам возможность поразмышлять о природе двух инструментов.

    Аллегро однозначно показывает, что у гитары более энергичный, напряженный звук, чем у лютни. В Адажио он напевный, теплый в сравнении с невибрированным, аскетичным звучанием лютни. Это значит, что по тонкости выражения гитара несравненно богаче своей предшественницы.

    Да и в лирических эпизодах заметны явные отличия между ними. Оба инструмента способны передать отрешенность человека от суетной жизни, однако лютня связывает нас с Богом, а гитара – с Природой. Вивальди в Концерте словно иллюстрирует оптимизм Жан Жака Руссо, когда личность готова слиться с вечной красотой Мира, и в исполнении гитары эта философская концепция намного убедительнее, несомненен прогресс в музыке: как клавесин, преобразовавшись в фортепиано, расширил возможности артиста, так лютня (или виуэла?), став гитарой, совершила качественный скачок.

    Свидетельство о публикации №213033101290

     



  • На главную